ОТМЫВАНИЕ ДЕНЕГ В ГЕРМАНИИ (§ 261 StGB) или «НАДЁЖНОСТЬ» НЕМЕЦКИХ БАНКОВ

19.3.2014 12:59| Разместил: olesan| Просмотров: 1495| Комментарии: 0|Автор: Адвокат Йоханнес Энгельманн

Описание: В наше бурное время слово «бизнесмен» понятно даже ребёнку. В словарях оно трактуется так: «Бизнесмен - коммерсант, предприниматель, занимающийся самостоятельно и на свой риск любым законным видом экономической деятельности, приносящей прибыль или иные выгоды». К этому хочется добавить, что каждый бизнесмен, предприниматель для успешного развития своего бизнеса должен ежедневно, да что там ежедневно, ежечасно, решать массу задач, которые требуют не только его внимания, но и колоссальных умственных затрат. Хороший бизнесмен должен всегда «держать нос по ветру», чтобы его бизнес развивался и процветал. Но, как говорят в народе: «За большим погонишься - и малого не увидишь», т.е., придавая значение тому, что движет и развивает бизнес, порой, человек забывает о вещах, которые, на первый взгляд, кажутся второстепенными. К чему это может привести мы, и хотим рассказать в нашей очередной статье.
Бесплатные объявления в Германии на сайте gidra.de
Уголовное право

В наше бурное время слово «бизнесмен» понятно даже ребёнку. В словарях оно трактуется так: «Бизнесмен - коммерсант, предприниматель, занимающийся самостоятельно и на свой риск любым законным видом экономической деятельности, приносящей прибыль или иные выгоды». К этому хочется добавить, что каждый бизнесмен, предприниматель для успешного развития своего бизнеса должен ежедневно, да что там ежедневно, ежечасно, решать массу задач, которые требуют не только его внимания, но и колоссальных умственных затрат. Хороший бизнесмен должен всегда «держать нос по ветру», чтобы его бизнес развивался и процветал.  Но, как говорят в народе: «За большим погонишься - и малого не увидишь», т.е., придавая значение тому, что движет и развивает бизнес, порой, человек забывает о вещах, которые, на первый взгляд, кажутся второстепенными. К чему это может привести мы, и хотим рассказать в нашей очередной статье. 

 

На сайт нашей адвокатской канцелярии пришло письмо от  молодого человека – назовём его Ефим. Он написал, что очень внимательно ознакомился с нашими публикациями и пришёл к выводу, что именно мы сможем ему помочь в ситуации, в которой он, совершенно неожиданно для себя, оказался. Он сам, его брат, а также, их отец  довольно успешные бизнесмены из России. Начинался семейный бизнес ещё их отцом в непростые для России 90-е. Тогда отец сумел его развить и переместить за границу – в своё время  удачно вложил денежные средства, приобретя земельные участки на Кипре. На этих участках были построены фешенебельные домостроения, а попросту – виллы. Таким образом, отец очень удачно распорядился своим капиталом и в то время, когда многие пострадали от финансового кризиса, он имел прибыль и процветание. Они долгое время проживали на Кипре; повзрослев, и они с братом влились в семейный бизнес. Всё было просто прекрасно, но ... «его Величество Кризис» всё же настиг их – как известно, в 2012 году долговой, финансовый, бюджетный и экономический кризис «накрыл» Республику Кипр и в марте 2013 года привёл, буквально, к параличу банковской системы страны. Каждый, как мог, старался спасти свой капитал. На семейном совете было решено продать недвижимость и срочно выводить деньги из страны. Брат Ефима имел банковский счёт в Германии, и Ефим сумел убедить членов семьи перевести деньги от продажи недвижимости именно на этот немецкий счёт, как самый безопасный вариант. По его мнению, счёт в немецком банке – это всегда надёжно и стабильно. Семья приняла решение – перевести деньги на счёт одного из сыновей в Deutsche Bank, а впоследствии, снова пустить их в оборот для получения прибыли – деньги должны работать! Решение было принято и незамедлительно исполнено – на счёт брата Ефима в Deutsche Bank было переведено 1 млн. 150 тыс. евро. В качестве цели перевода такой суммы было указано - приобретение недвижимости. Как только деньги поступили в немецкий банк, брат Ефима сразу же предпринял действия для их нового вложения – он разбил поступившую сумму на две части и одну из них, в размере 150 тысяч, попытался снова перевести на свой счёт на Кипре, указав цель перевода – увеличение уставного капитала своей фирмы. Вторую часть, в размере 1 млн. евро он попытался перевести на счёт другой своей фирмы в Швейцарии, указав при этом в качестве цели перевода денежных средств – приобретение программного обеспечения (все его действия производились с осведомлённости и согласия всех членов семьи). 

 

И вот здесь начали происходить события, совершенно неожиданные для семьи Ефима, которые и послужили причиной его обращения за помощью к адвокату. Вместо ожидаемого подтверждения поступления денег на счётах на Кипре и в швейцарском банке, брат Ефима – будем называть его Егор – получил приглашение из Deutsche Bank для проведения беседы. Ничего не подозревающий молодой человек, явился в банк. На все дипломатические вопросы сотрудника банка он дал пояснения;  просьбу представить документы, подтверждающие законность получения и перевода денежных средств, выполнил с готовностью. Никаких подозрений у Егора такая беседа не вызвала. Но когда он вернулся в свою берлинскую квартиру, он, мягко говоря, пришёл в замешательство – он обнаружил, что в его отсутствие сотрудниками криминальной полиции и прокуратуры в квартире был произведён тотальный обыск – в квартире было оставлено постановление о предъявлении ему обвинения в отмывании денег и сокрытии доходов. В протоколе обыска, копия которого была также оставлена в квартире, был указан перечень документов и вещей, которые были у него изъяты. Среди них – договоры, документы и печати фирм, квитанции о денежных переводах и т.д.. Обо всём этом Егор поставил в известность членов своей семьи. А через несколько дней он получил приглашение  на своё имя и имя своего отца явиться в полицию для дачи показаний в качестве обвиняемых. Егор осознал, что он сам и члены его семьи попали в совершенно непонятную для всех них ситуацию, что дело обстоит более чем серьёзно, и самостоятельно решить возникшую проблему просто невозможно. На семейном совете было решено обратиться за помощью к адвокату в Берлине. Вот тогда-то Ефим и вышел на сайт нашей адвокатской канцелярии. 

 

Обсудив ситуацию с Ефимом по электронной и телефонной связи, мы пригласили клиентов на встречу. Пришёл к нам Егор, так как именно он имел место жительства в Берлине, и именно в отношении него было возбуждено уголовное дело. В беседе с адвокатом Егор изложил всю ситуацию более подробно и дал поручение представлять его интересы. Адвокат подробно проинформировал клиента в отношении немецкого законодательства и того положения, в которое попали он сам и члены его семьи. А также о том, что необходимо предпринять для построения защиты клиента. 

 

Егору предъявлялось обвинение в совершении преступления по основаниям, установленным § 261 уголовного кодекса Германии – отмывание денег; укрывательство незаконно полученных имущественных выгод - наказание за которое предусмотрено в виде лишения свободы сроком от 3 месяцев до 5 лет. В особо тяжких случаях - от 6 месяцев до 10 лет. Особо тяжкий случай, как правило, имеет место, если лицо действует в виде промысла или в качестве члена банды, которая организовалась для постоянного отмывания денег. Исходя из той информации, которая была предоставлена клиентом в устной беседе, было видно, что он, сам того не осознавая, ещё больше усложнил ситуацию, в которой находился. А именно, не посоветовавшись с адвокатом, он отправился в банк и давал пояснения, повлекшие сомнения и противоречивость в отношении представленных им документов, и которые теперь были использованы против него. Адвокат настоятельно рекомендовал своему клиенту в будущем являться на допросы и беседы, давать какие бы то ни было пояснения, только с разрешения своего адвоката. А до того, пока адвокат не ознакомится с материалами его дела, вообще никуда не ходить и ни с кем не вступать в контакт, не предпринимать никаких действий.

 

 В прокуратуру были подготовлены и направлены уведомление о том, что адвокат представляет интересы своего клиента, и ходатайство о предоставлении материалов дела для ознакомления. Из полученных актов мы установили, что инициатором возбуждённого в отношении нашего клиента уголовного дела был Deutsche Bank, который обязан, в силу своего положения, информировать соответствующие инстанции в случае, если у него возникнут сомнения в законности проводимых его клиентами денежных операций. Об этом Егор был предупреждён сотрудниками банка в устной и письменной форме в момент открытия банковского счёта, но не придал этому никакого значения и поставил свою подпись. А основания сомневаться в законности проводимых Егором операций у Deutsche Bank, исходя из материалов дела, были, и довольно серьёзные, если учитывать менталитет и педантичность немцев. Deutsche Bank  направил в прокуратуру своё заявление, изложив в нём информацию и своё мнение. На основании этого заявления было возбуждено уголовное дело. Кроме того, прокуратура вышла с ходатайством в суд о вынесении в порядке ускоренного судопроизводства решения о наложении на банковский счёт Егора ареста и его замораживания до окончания следствия. И такое решение судом было вынесено. Думаем, дорогой читатель,  Вы можете себе представить состояние Егора и членов его семьи, которые не чувствовали за собой никакой вины. Т.е. огромные проблемы возникли, по их мнению, прямо на пустом месте. Ведь следственные мероприятия могли затянуться на длительное время, даже, на несколько лет. А это означало, что один миллион 150 тысяч евро, изъятые из финансового оборота, могли принести для нашего клиента финансовые потери в несколько таких миллионов. Плюс к этому – реальная угроза лишения свободы. 

 

Что же вызвало у Deutsche Bank  сомнения и побудило его к таким активным действиям? В первую очередь для возникновения таких сомнений у банка, а затем и у прокуратуры, послужило то обстоятельство, что при переводе денег из банка Республики Кипр в банк Германии была указана цель перевода денежных средств – покупка недвижимости. Однако, как только деньги поступили на счёт в Deutsche Bank, владельцем счёта были совершены операции по переводу части денег  снова на Кипр, а второй - большей части – в банк в Швейцарии. При этом, цель перевода была указана совсем иная – увеличение уставного капитала одной из фирм и покупка информационного оборудования. По мнению Deutsche Bank, указывание таких целей является наиболее распространённым при отмывании денег, полученных незаконным путём. Во-вторых, очень подозрительным для банка выглядело возвращение части денег назад на Кипр. И третье – весьма подозрительными показались те пояснения, которые давал Егор сотруднику банка и предоставление им документов по первому требованию – значит, был подготовлен. Кроме того, прокуратурой было установлено, что фирма, на счёт которой Егор переводил миллион евро в швейцарский банк, нигде в регистрационных реестрах не значится, юридического адреса, указанного в документах фирмы, фактически не существует, код телефона, указанный в документах, принадлежит не Швейцарии, а Англии. И ещё, в ходе производства обыска в берлинской квартире Егора были обнаружены документы, свидетельствующие о том, что сам Егор и члены его семьи являются владельцами недвижимости в Украине и в России, происхождение которой сотрудникам криминальной полиции было не ясно. В Германии у них также  зарегистрирована фирма, однако, она серьёзной деятельностью и оборотом денежных средств не занимается. Уже на основании всего этого у соответствующих служб возникало довольно много вопросов к нашему клиенту и членам его семьи. 

 

После изучения документов адвокат пригласил клиентов на новую встречу, на которой разъяснил им сложившуюся ситуацию – учитывая, что Егор на беседе в Deutsche Bank  много чего наговорил, а в прокуратуре имеются документы, изъятые в ходе произведённого  обыска, мы в настоящее время не можем дать прокуратуре пояснения на все вопросы. В связи с этим, необходимо тщательнейшим образом провести анализ всей имеющейся информации и фактов, чтобы грамотно обосновать отсутствие в их действиях состава преступления. Дело в том, что § 261 уголовного кодекса Германии является, так сказать, отсылочным, т.е. происхождение отмываемых денег связано с конкретными преступлениями, к примеру - оборот наркотических средств, скупка краденого, уклонение от налогов и т.п.. За каждое из таких преступлений уголовное законодательство предусматривает определённое наказание. Перед нами стояла задача доказать, что происхождение денег у наших клиентов преступным путём, а именно, в результате совершения преступленных действий, на которые указывает § 261 уголовного кодекса Германии, не доказано и не установлено. Т.е. мы были намерены сосредоточить наше внимание на обвинение в отмывании денег и давать показания именно в этой части. Если нам удастся  доказать это, то всё последующее передвижение денежных средств и цель их передвижения не будут существенным для правоохранительных органов.

 

Тщательно проанализировав ситуацию, адвокат подготовил и направил в прокуратуру свои возражения на постановление о привлечении нашего клиента в качестве обвиняемого. В своём обосновании он указал, что вменяемый нашему клиенту состав преступления отсутствует, так как переводимая им сумма денежных средств происходит от продажи недвижимого имущества, что подтверждено документально – имеются договоры купли-продажи. Далее адвокат указал, что бабушка нашего клиента в 2001 году приобрела на Кипре земельный участок площадью 296 кв.м.. Ею был заключен договор строительного подряда на строительство на этом участке виллы, что также подтверждается документально. Стороной в договоре является бабушка. В 2008 г., в соответствии с действующими на Кипре нормами застройки, она должна была уточнить земельную площадь под строящимся домом, в связи с чем был заключен новый договор купли-продажи стоимостью 621 тыс. евро – заверенный перевод договора был приложен к возражениям. В 2013 году бабушка продала виллу и имеющееся в ней имущество. Кроме того, она передала право собственности на земельный участок своему сыну за 900 тыс евро, о чём имеются соответствующие договоры (были приложены и квитанции об оплате налогов на недвижимость). Всё это подтверждало законность и легальность совершённых сделок. Все сделки от имени бабушки на основании доверенности совершал её внук – наш клиент. В связи с возникшим на Кипре банковским кризисом в 2013 г. и из боязни потерять деньги, наш клиент предложил покупателю перевести деньги на его банковский   счёт в Германии и сообщил ему банковские реквизиты. Покупатель перевёл первым траншем, т.е первую часть денег в размере 100 тыс. евро, на счёт нашего клиента. Оставшаяся сумма поступила на  счёт позже. Далее адвокат указал, что бабушка нашего клиента была собственником недвижимого имущества, затем совершила сделки купли-продажи, оплатила налоги, правомерность и достоверность которых подтверждена документально. Наш клиент перевёл полученные денежные средства на свой счёт в Deutsche Bank, имея доверенность своей бабушки и её согласие, что также является правомерным – в качестве доказательства нами был представлен договор займа денежных средств, заключенный между бабушкой и нашим клиентом. Т.е. на основании изложенных фактов и представленных нами документов, подтверждается законность происхождения денежных средств, что исключает существование нелегальных источников уже на первой стадии. Следовательно, в действиях нашего клиента отсутствует состав вменяемого ему преступления. Кроме того, на наш взгляд, их дальнейшее некорректное использование, т.е. несовпадение указанных целей для их перечисления, не играет никакой роли в данной ситуации. На основании изложенного в возражениях, адвокат ходатайствовал о прекращении в отношении его клиента уголовного дела по основаниям, установленным § 170 ч.2 УПК Германии – отсутствие состава преступления. Кроме того, адвокат указал, что его клиент уже 2 месяца ожидает поступления денежных средств на счёт своей фирмы, которые необходимы для его предпринимательской деятельности. В связи с наложением судом ареста на счёт, его клиент  несёт существенные убытки, а потому просил незамедлительно снять арест с банковского счёта. В качестве дополнения адвокат указал, что, в том случае, если прокуратура не согласна с представленным нами обоснованием либо в деле имеются иные дополнительные доказательства, полученные за истекший период (с момента обращения клиента к адвокату прошло три месяца, однако, в рамках подобного рода дел, это срок небольшой), мы просим повторно направить нам материалы дела для ознакомления. 

 

Наши клиенты были нетерпеливы, да это и понятно – каждый день ареста денежного счёта нёс им убытки. Но, с другой стороны, то обвинение, которое предъявлялось нашему клиенту, могло закончиться не только утратой всех денег, но и тюремным заключением. Мы были постоянно на связи как с самим клиентом, так и с членами его семьи, т.е. общение было не только вертуальным, но и непосредственным. Адвокат объяснил клиентам, что арест с банковского счёта не будет снят до тех пор, пока с обвиняемого не будут сняты все подозрения. 

 

В течение всей работы по делу адвокат поддерживал контакт с прокурором, ведущим дело. Прокуратура указала нам, что может принять решение о прекращении в отношении нашего клиента уголовного дела только после того, как криминальная полиция оценит все имеющиеся у неё факты, сделает переводы всех изъятых из квартиры нашего клиента документов. Адвокат предположил, что на это может уйти достаточно много времени. А потому, не ожидая окончания расследования, в начале сентября подготовил и направил запрос в следственные органы с просьбой сообщить о ходе расследования и предполагаемых сроках его окончания. В запросе он сослался на телефонные переговоры и контакты с прокуратурой, указал на то, что у его клиента простаивает бизнес и он несёт большие убытки. В связи с эти мы готовы давать пояснения и принимать активное участие в проводимом расследовании. Однако, ответа на наш запрос из следственных органов не последовало. В октябре месяце мы направили ещё одно письмо в прокуратуру, указав, что они обещали нам решить вопрос до начала октября,  просили ускорить рассмотрение дела. 

Каково же было наше удивление, когда, вместо ответа на наши обращения, прокуратура направила в суд ходатайство о продлении срока ареста банковского счёта ещё на 6 месяцев на основании заключения криминальной полиции! Дожидаться пояснений из прокуратуры мы не стали. Адвокат направил в суд свои возражения на ходатайство прокуратуры о продлении срока ареста и своё ходатайство о предоставлении материалов дела для ознакомления. В обосновании он указал, что более подробное обоснование будет представлено после ознакомления с актами и просил суд не выносить решение до заслушивания в суде его клиента. При этом, адвокат указал на неисполнение оснований для продления ареста банковского счёта, установленных § 111б ч. 3 УПК Германии - с конца июля 2013 г. расследование по данному делу не представляется особо тяжёлым либо имеющим значительный объём, что может служить основанием для продления наложенного ареста. Из представленных нами в прокуратуру документов видно, что в деле отсутствуют основания для подозрения в совершении нашим клиентом преступления. Нами представлены переводы всех необходимых документов. Не смотря на то, что многие документы были истребованы нами из-за границы, нам потребовалось менее 2 месяцев для их получения и перевода на немецкий. При этом, наш клиент принимал самое активное участие в получении и предоставлении документов. Однако, следствие и прокуратура уже 6 месяцев не могут закончить расследование. Мы  несколько раз, довольно деликатно, просили прокуратуру ускорить расследование, так как речь идёт об аресте довольно крупной суммы денег. Какая-либо реакция со стороны правоохранительных органов отсутствует. Как нам стало известно, перевод документов в следственных органах затянулся в связи ... с болезнью переводчика. Однако, и нам это доподлинно известно,  в городе Берлине присяжные переводчики с русского и греческого языков не являются дефицитом. В случае болезни одного из них, правоохранительные органы обязаны были заменить его на другого. Поэтому, болезнь переводчика не может служить основанием для продления срока ареста денежных средств. Адвокат просил суд оставить ходатайство прокуратуры о продлении ареста банковского счёта нашего клиента без удовлетворения. 

 

В это же время нами были получены из прокуратуры материалы дела. Ознакомившись с ними, мы установили, что криминальной полицией были направлены запросы на Кипр и, на основании полученных ответов, ею была дана делу отрицательная оценка. Т.е. полицией было установлено, что недвижимость на Кипре бабушка нашего клиента получила от своего сына - отца нашего клиента по договору дарения. Происхождение денежных средств, на которые сам отец приобретал земельные участки, неизвестно. Кроме того, из документов, которые были изъяты при обыске в берлинской квартире Егора, следовало, что его отец являлся первоначальным собственником недвижимости, которую он вначале дарил своей матери, а затем получал в дар обратно. При обыске были изъяты чистые бланки договоров, на которых стояли подписи бабушки нашего клиента. Также, следствию было весьма подозрительно то обстоятельство, что наш клиент переводил деньги в немецкий банк, объясняя это происходящим на Кипре финансовым кризисом, и в то же время, не пуская их в оборот на территории Германии, снова осуществил перевод части денег обратно на Кипр. Криминальной полицией было установлено, что один из совладельцев одной из фирм,  принадлежащих отцу нашего клиента, находится в розыске по линии интерпола за растрату и присвоение денежных средств. Вызывало у следствия сомнение и то обстоятельство, что наш клиент пытался перевести миллион евро в швейцарский банк  на счёт фирмы, совладельцем которой является его отец. Имелась информация о том, что правоохранительные органы Республики Кипр, якобы, также выясняют определённые вопросы и факты в отношении нашего клиента и членов его семьи. Следственные органы намеревались направить запросы в Украину, Россию и на Кипр с целью выяснения дополнительных обстоятельств. Во всём этом прокуратура усматривала сложность проводимого расследования и обоснованность в продлении ареста банковского счёта. 

 

После ознакомления с новыми фактами и выводами, которые были сделаны криминальной полицией и прокуратурой по делу, мы, как и обещали суду,  подготовили дополнительные обоснования к своим возражениеям на продление ареста банковского счёта. В обосновании адвокат указал, что прокуратура неверно определяет правовую сторону этого дела. Так, причиной для возбуждения уголовного дела и начала расследования послужило то обстоятельство, что указанная нашим клиентом первоначальная цель перевода денежных средств не совпадала с последующим указанием цели передвижения денег. Наш клиент указал, что денежные средства получены от продажи недвижимого имущества на Кипре. Это вызвало сомнения у прокуратуры и послужило основанием для возбуждения уголовного дела. Во время проводимого расследования наш клиент предоставил все документы, которые подтверждали указываемые нами в ходатайствах и возражениях факты – договоры, квитанции об оплате налогов. Всё прозрачно, т.е. факт перевода денежных средств, произошедших из легальных источников, под сомнение не ставится. Покупателем недвижимости является юридическое лицо, деятельность которого  не вызывает у правоохранительных органов никаких подозрений. Что же происходит сейчас? Следственные органы намерены заняться не расследованием   законности получения денежных средств обвиняемым по делу, а изучением источников происхождения денег, которые были получены его отцом при покупке недвижимости в ... 1997 году!  Т.е. более 15 лет назад. Для этого, по нашему мнению, нет никаких оснований – одно только предположение прокуратуры в Германии, что отец нашего клиента в 1997 г. приобрёл в Республике Кипр земельные участки на деньги, полученные из неизвестных источников, недостаточно для выдвижения подозрения в отмывании денежных средств уже потому, что у следствия и прокуратуры нет никаких доказательных фактов в незаконном происхождении денег у отца – только предположения. Факт передачи отцом нашего клиента в дар своей матери недвижимого имущества не является преступлением, напротив, это вполне законные сделки и их мнимость не установлена. Для выдвижения обвинений у прокуратуры должны быть неопровержимые доказательства происхождения денежных средств из незаконных источников. Также, у прокуратуры и следствия нет фактов о криминальном прошлом нашего клиента и членов его семьи – факт нахождения  бывшего партнёра его отца в розыске ещё не может служить основанием для подозрения нашего клиента  в совершении противозаконных действий – никакой связи между двумя фактами – приобретение отцом нашего клиента в 1997 году недвижимости и розыском его бывшего партнёра – не установлено. Кроме того, земельный участок на Кипре был приобретён отцом нашего клиента в 1997 г., передан в дар его бабушке – в 2001 г.. На  момент приобретения отцом участка нашему клиенту было 6 лет. Поэтому, он  не имел никаких оснований для проведения проверок легальности денежных средств, которые имела его семья. В 2013 г. он занимался продажей недвижимости, принадлежащей его бабушке на праве собственности, на основании выданной ею доверенности и по её поручению. Также нет ничего противоправного в том, что он, переведя деньги на свой счёт в немецком банке, сразу же их перевёл на счёт фирмы, находящейся на Кипре и соучредителем которой он является. Указанная фирма участвует в сфере брокерских и финансовых услуг по торгам  и, в связи с экономическим кризисом, для её работы требуются новые инвестиции. Нами представлен договор займа денежных средств, заключенный между нашим клиентом и его бабушкой. В отношении обнаруженных в ходе обыска в квартире нашего клиента чистых бланков в подписями его бабушки – этот факт не меняет правовой сути законности приобретения и продажи ею земельных участков и домостроений. Кроме того, в материалах дела отсутствуют сведения – когда именно бабушка предоставила внуку в его распоряжение чистые бланки со своей подписью. Также мы указали в своём обосновании на то, что дальнейшее расследование данного дела не приведёт к иному результату, чем тот, который имеется на данный момент, так как не понятно, какие дополнительные сведения о правомерности перевода денег нашим клиентом в 2013 году могут дать ответы из Украины и России о приобретении его отцом недвижимости в 1997 году. 

 

Рассмотрев представленные нами возражения и обоснования к ним, суд вынес, что называется «соломоново решение», найдя выход из трудного и щекотливого положения – он продлил срок ареста счёта на три месяца (прокуратура просила 6 месяцев; мы просили снять арест). 

 

Адвокат ещё раз пригласил клиента на беседу, в ходе которой рассказал о проделанной нами работе, о вынесенном судом решении, о наших шансах на получение, в конце концов, положительного решения и тех моментах, которые могут вызвать сомнения у суда, а также о том стратегическом приёме, который он намерен предпринять. Адвокат пояснил клиенту, что нами дано суду грамотное обоснование по всем пунктам ведущегося дела. А потому, остаётся только ждать окончательного решения. Сейчас мы не станем предоставлять прокуратуре каких-либо дополнительных сведений и пояснений во избежание новых недоразумений. Если  правоохранительные органы  и получат какие-либо сведения из Украины и России, прокуратура, по истечении этих трёх месяцев, в любом случае, вынуждена будет прекратить дело и снять арест. 

 

Верно выработанная адвокатом стратегия очень скоро принесла свои плоды – ещё до начала рождественских праздников мы получили решения из прокуратуры и суда – дело в отношении нашего клиента было прекращено по основаниям, установленным § 170 ч.2 УПК Германии – отсутствие состава преступления; а суд отменил арест банковского счёта – наш клиент мог свободно распоряжаться своими деньгами. 

 

Что можно сказать в заключении? Народная мудрость гласит «не ошибается тот, кто ничего не делает». Поэтому, любой человек не застрахован от ошибки, даже тот, кто лежит на диване. Люди, занимающиеся бизнесом и достигшие хороших результатов в своём деле – специалисты в этом деле. Но не может человек быть специалистом во всех сферах деятельности. Даже такая мелочь, как ошибка в указании адреса и номера телефона, неверно истолкованное слово и высказывание, документ, не имеющий для самого бизнесмена большой роли, могут сыграть с ним злую шутку и свести дело всей его жизни на нет. Чтобы избежать всего этого, нужно немного – совет другого специалиста своего дела. А если Вы затеваете какие-то дела на территории другого государства, иметь консультанта, знающего не только язык и законодательство этого государства, но и имеющего достаточную практику работы, просто необходимо. 

 

Мы вовсе не хотим убедить Вас, дорогие читатели, в ненадёжности немецких банков. Вовсе нет! Мы хотим обратить Ваше внимание на то, что в соответствии с законом ФРГ «О банковской деятельности»  банки не просто должны – они обязаны сообщить в соответствующие органы информацию, которая вызывает у них подозрения в законности проводимых их клиентами денежных операций. Поэтому, совершая такие действия, каждый должен быть предельно внимательным, не допуская никаких ошибок, даже таких, которые, на первый взгляд могут показаться совсем незначительными.

 

Все права защищены. При копировании и републикации статьи ссылка на первоисточник обязательна.


Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter!

1

2

3

4

5+

Похожие статьи

ПОСЛЕДНИЕ КОММЕНТАРИИ К ЭТОЙ СТАТЬЕ

Реклама|Теги|Карта XML|Карта форума|Архив|Обратная связь|

GMT+2, 7.12.2016 10:41


© 2010-2016 MeinLand.ru



Вернуться к началу