РЕГИСТРАЦИЯ Войти
Русская жизнь в Германии - MEINLAND.RU Перейти

Личный сайт пользователя olesan http://meinland.ru/?1866 [Избранное] [Копировать] [Закладки] [RSS]

Блог

СКОЛЬКО СТОЯТ НАШИ ЭМОЦИИ? (уголовное законодательство Германии)

Топ 1Просмотров: 616 | Создан: 2.4.2014 13:44 | Личные категории: Уголовное право Германии

Что такое эмоция? По определению психологов –  эмоции – это наша первичная, непосредственная оценочная реакция на то или иное событие. Радость, печаль, интерес, гнев – это все эмоции. Но мы, зачастую, не задумываемся о том, к каким последствиям эта первичная реакция на событие может нас привести. А у минутной несдержанности, которая тоже является проявлением эмоциональных чувств, могут быть далеко идущие последствия, которые способны испортить всю нашу жизнь. Судите сами.

 

В нашу адвокатскую канцелярию обратились супруги, у которых возникли большие проблемы с уголовным кодексом – супруг получил из полиции уведомление о том, что в отношении него возбуждено уголовное дело по факту причинения им ущерба чужому имуществу по основаниям, установленным § 303 уголовного кодекса Германии, и – второе обвинение – за подачу им в правоохранительные органы заведомо ложного обвинения и введение в заблуждение государственного учреждения этим ложным обвинением (§ 145 d УК Германии).

 

А начиналось всё совсем безобидно. В один из дней супруги решили поехать в мебельный магазин и купить кое-что из мебели. Настроение у всех – с ними была их десятилетняя дочь – было хорошее. Они выбрали товар, оплатили его и направились к складу для его получения. Вернее, направилась супруга, а супруг – назовём его Константин – подъехал к складу на своём автомобиле. Так как предполагалось, что коробки с мебелью будут тяжёлыми, Константин постарался подъехать как можно ближе к воротам склада. С его слов, в тот момент он не обратил внимания на то, что должен был уступить дорогу другому автомобилю, который подъехал к воротам склада раньше него. Он проскочил в свободный проход и установил автомобиль так, чтобы ему было удобно загружать товар. Впоследствии оказалось, что своей очереди  получения товара дожидался другой автомобиль, точнее, его пассажиры, которые подъехали на грузовом микроавтобусе раньше и остановились немного в стороне. Они покупали матрацы для детского дома. Поведение Константина вызвало у них недовольство и водитель, ничего не говоря, поставил свой микроавтобус перед автомобилем Константина, загородив ему выезд. В это время супруга Константина получила свой товар, он погрузил его в машину, но выехать не мог. Женщина – она хорошо говорит на немецком – подошла к водителю микроавтобуса и попросила его дать им возможность выехать, сославшись на то, что они спешат, так как их дочь, которая находится в машине, плохо себя чувствует. На что водитель автобуса назидательным тоном ответил, что хочет преподать им урок – как нельзя себя вести и лезть без очереди. А с ребёнком ничего не случится – потерпит. Разумеется, такое заявление вызвало у наших клиентов бурю эмоций – супруга Константина высказала водителю всё, что она о нём думает на немецком, а Константин поддержал её на русском. В этот момент работник склада позвал пассажиров микроавтобуса получить их матрацы. Водитель микроавтобуса  (как выяснилось, он был руководителем детского дома, а двое других – его подчинёнными) понял свою оплошность – им теперь придётся таскать матрацы через автомобиль Константина, что крайне неудобно. Он решил исправить положение и, подойдя к Константину, сказал, что готов отъехать и их выпустить, и пошёл к своему автобусу. И в этот момент Константин и его супруга почувствовали себя «на коне»: «Ах, так! Пусть таскают, а мы подождём!». И ... остались. Увидев это, пассажиры микроавтобуса сказали об этом своему шефу, который уже сидел за рулём, и предложили ему подъехать поближе слева, чтобы немного сократить расстояние от ворот склада до автомобиля.

 

Как признался Константин в разговоре с адвокатом, в порыве эмоций они хотели отомстить своим «противникам». Супруга сказала Константину подойти к металлическому заграждению, которое находилось слева от ворот и, тем самым, закрыть микроавтобусу подъезд к воротам склада. Константин  пошёл. Но водитель микроавтобуса, видя его в зеркало, продолжал сдавать назад и наехал на него, повредив ему правое предплечье. Константин в последний момент успел отскочить и ударил кулаком по боковой части машины, при этом, громко закричал. Его супруга бросилась к водителю и тоже стала кричать. А немец, остановив микроавтобус, спокойно достал телефон и позвонил в полицию. Наши клиенты уехать не могли - микроавтобус, по-прежнему, закрывал  проезд. И им ничего не оставалось, как дожидаться приезда полиции. Приехавшие полицейские взяли показания у обеих сторон. Те, в свою очередь, написали заявления и передали их полицейским. Водитель микроавтобуса утверждал, что Константин повредил ему автомобиль, нанеся ему кулаком удар – на автомобиле остался продавленный след. Константин указал, что водитель микроавтобуса причинил ему телесные повреждения. На том и расстались. Каково же было удивление Константина, когда он получил уведомление о возбуждении в отношении него уголовного дела по двум составам преступления – ст. 303 и ст. 145d.

 

Выслушав клиентов, адвокат сказал им, что суть дела ему ясна, но только с их слов. Для того, чтобы прояснить всю картину, необходимо запросить материалы уголовного дела и выяснить, какими фактами располагает прокуратура и полиция и почему ему предъявлено обвинение по ст. 145d – в умышленном подозрении невиновного лица и введение государственного учреждения в заблуждение  ложным обвинением.

 

Здесь следует пояснить читателю какое наказание предусматривают вменяемые Константину статьи уголовного кодекса Германии. § 303 – повреждение имущества – наказывается лишением свободы или штрафом; § 145d – симуляция наказуемого деяния - наказывается лишением свободы на срок до трёх лет или штрафом.

 

Адвокат направил в прокуратуру ходатайство с просьбой о предоставлении ему материалов уголовного дела для ознакомления. Из полученных актов он установил следующее. Кроме показаний наших клиентов (супруга Константина дала показания в пользу своего мужа), криминальная полиция располагала показаниями водителя микроавтобуса – руководителя детского дома - и двух его сотрудников, которые описывали всю историю по-иному. Они указали, что, после того, как водитель микроавтобуса предложил Константину выехать и освободить им подъезд к воротам склада, и тот отказался по непонятной им причине, они (сотрудники) встали по обе стороны от микроавтобуса и давали сигналы водителю. Тот следовал их указаниям и сдавал назад, двигаясь очень осторожно. Когда микроавтобус остановился, водитель автомашины (Константин) умышленно прыгнул вперёд на микроавтобус и ударил его по корпусу, а потом схватился за руку (другой показал – за ногу) и стал кричать, что на него наехали. Сам водитель микроавтобуса эту версию подтверждал. Так же по материалам дела адвокат установил, что имелся ещё один свидетель – работник склада, но в представленных прокуратурой материалах дела его показаний не было. Тогда адвокат направил в прокуратуру ещё одно ходатайство с просьбой предоставить и эту часть документов. И это ходатайство было удовлетворено, но полученные акты адвоката не обрадовали – работник склада полностью поддерживал версию водителя микроавтобуса и его сотрудников. Он утверждал, что видел произошедшее очень хорошо, даже начертил схему расположения автомобилей и участников инцидента. Он подтвердил, что русский действовал умышленно и агрессивно, а водитель микроавтобуса был не виновен. Юридически это означало, что «противник» имеет не только перевес в количестве свидетелей, но и один из этих свидетелей – лицо незаинтересованное.

 

Ситуация складывалась очень непростая – множество улик говорили не в пользу наших клиентов. Но адвокат отступать не думал. Константин предоставил с десяток фотографий с места происшествия, которые он сделал на свой телефон после наезда на него – были снимки предплечья и руки, на которых сразу же появился синяк. Кроме того, в первые дни после происшествия он посетил врача, который зафиксировал все повреждения и выдал ему заключение. Перед адвокатом стояла задача – скрупулёзно изучить материалы дела, выявить все противоречия в показаниях свидетелей, сопоставить их с имеющимися фактами и уликами и обратить на это внимание прокуратуры, а в случае вынесения прокуратурой обвинительного заключения и передачи дела в суд – обратить на них внимание и суда.

Пока адвокат занимался этой кропотливой работой, поступила новая информация – прокуратура возбудила уголовное дело и в отношении супруги Константина по факту дачи ею ложных показаний в пользу своего мужа по основаниям, установленным § 153 уголовного кодекса Германии, наказание за которое предусмотрено в виде лишения свободы на срок от трёх месяцев до пяти лет. Дело в том, что в соответствии с § 52 уголовно-процессуального кодекса Германии супруга может отказаться от дачи показаний в отношении своего супруга. Однако, если она согласилась давать такие показания, то она должна говорить только правду. Опираясь на материалы уголовного дела, полиция заподозрила супругу Константина в лжесвидетельстве. Одновременно, они получили уведомление о том, что уголовное дело в отношении водителя микроавтобуса, возбуждённое по заявлению Константина, прекращено на основании § 170 УПК Германии – отсутствие состава преступления. Т.е. прокуратура полностью приняла версию немцев. Надо ли говорить, что оптимизма у наших клиентов значительно поубавилось, они были уже готовы к любому исходу дела (за исключением, конечно же, лишения свободы), только бы избавиться от того стресса, в котором они находились уже несколько месяцев. Глупость и нелепость своего поведения и своей несдержанности в тот момент они уже осознали, сожалели и говорили, что получили урок на всю оставшуюся жизнь.

Адвокат предложил клиенту, во избежание дальнейшего риска и новых сюрпризов, выйти в прокуратуру с ходатайством о закрытии дела по основаниям, установленным § 153a уголовно-процессуального кодекса, в связи с его незначительностью и возложении на него обязательства по уплате пожертвования в благотворительную организацию. Константин был согласен со всем, даже с пожертвованием. Адвокат в телефонном разговоре с прокурором, ведущим дело, попытался его убедить, что виновны обе стороны – обе проявили свои эмоции и несдержанность; наш клиент ранее судимости не имел; предложил закрыть дело по ст. 153а УПК Германии.

Однако, прокурор, выслушав позицию защиты, возразил, указав, что дело можно было бы закрыть по ст. 153а, если бы речь шла только о повреждении имущества - § 303 УК, но в этом деле речь идёт ещё и о § 145d - симуляции наказуемого деяния и введении правоохранительных органов в заблуждение. А данная статья имеет общественный интерес, и потому уголовное дело в отношении нашего клиента будет передано в суд с обвинительным заключением по двум составам преступления. Оставалось одно – отстаивать интересы клиента в суде, доказывая его невиновность.

Адвокат направил в прокуратуру ходатайство, указав, что мы представляем интересы и супруги нашего клиента, и просил приостановить ведение уголовного дела в отношении неё до завершения дела в отношении её супруга. Пока адвокат вёл переговоры и переписку с прокуратурой, нам стало известно, что прокурор направил своё ходатайство в суд и просил в порядке ускоренного судопроизводства вынести решение о наложении на нашего клиента штрафа в размере 2 тысяч евро, и это ходатайство было удовлетворено – суд вынес заочное решение. Этого мы никак не ожидали. Адвокат направил в суд жалобу на вынесенное решение в установленные сроки, и дело было передано в суд общей юрисдикции для его рассмотрения в общем порядке. Было назначено судебное заседание. Перед судебным заседанием адвокат ещё раз досконально изучал показания свидетелей, выявляя в них многочисленные противоречия, подготовил множество вопросов к свидетелям, обсудил все нюансы ведения защиты в суде с клиентом. Его цель состояла в том, чтобы выявить противоречия в показаниях свидетелей в присутствии суда и представителя прокуратуры с тем, чтобы вызвать сомнения в правдивости их показаний. Всё это подкреплялось фотографиями и заключением врача.

В день судебного заседания клиенты были очень сильно напряжены. Адвокат старался поддержать их морально, успокаивая и указывая на имеющиеся у него аргументы. Дополнительно он подготовил ходатайства о назначении экспертизы для выявления характера повреждений на микроавтобусе, и вызове полицейских, которые выезжали по вызову (от допроса дочери Константина мы отказались изначально). Успокоив клиентов, адвокат ещё раз попытался переговорить с судом и прокурором до начала судебного заседания. И это ему удалось – за закрытыми дверями, т.е. без присутствия сторон, он ещё раз обратился к суду с ходатайством о закрытии дела по ст. 153а. При этом он подчеркнул, что у защиты вызывает большие сомнения правдивость показаний свидетелей, указав на несколько существенных противоречий в них, просил суд обратить на это внимание. В качестве подтверждения своих аргументов он представил суду фотографии и заключение врача. Судья согласился с доводами защиты и, обратившись к прокурору, указал, что он также видит достаточно много противоречий в материалах дела, а потому исход дела открыт для обеих сторон. Судья подчеркнул, что из материалов дела видно, что обе стороны активно спровоцировали сложившуюся ситуацию, которая привела к такому печальному результату, и он поддерживает ходатайство защиты. Видя позицию суда, прокурор согласился с закрытием дела по ст. 153а – дело в том, что для закрытия дела по этому основанию должно быть получено согласие всех участников, т.е. суда, обвинения и защиты. Адвокат, почувствовав себя «на коне», стал «торговаться» в отношении размера суммы пожертвования. Когда соглашение было достигнуто, он вернулся к клиентам и обсудил с ними ситуацию. Он объяснил им, что у них есть шанс вступить в судебный процесс и идти до конца для получения оправдательного приговора. Однако, в этом случае процесс затянется – проведение экспертиз, опрос свидетелей и т.д.. Кроме того, это приведёт к дополнительным материальным затратам. Но при этом остаётся риск. В худшем случае, если  не удастся убедить суд в невиновности Константина и суд вынесет обвинительный приговор, у нас всегда есть возможность его обжаловать. И снова – это приведёт к затягивании процесса и ещё большим материальным затратам, как на ведение процесса, так и на оплату услуг адвоката. В случае, если Константин соглашается на закрытие дела по ст. 153а с уплатой небольшого пожертвования в фонд благотворительной организации – это основание не реабилитирует его полностью, но он не будет иметь судимости, его имя не будет внесено в реестр преступлений, он сохранит своё лицо, избежит дополнительных затрат и вообще больше ничем не рискует. Клиенты были согласны на такой исход. И их можно понять – стрессовая ситуация, в которой они находились все эти месяцы, их просто вымотала. Адвокат высказал согласие клиента суду, и суд закрыл уголовное дело, возложив  на него обязанность, оплатить небольшое пожертвование в счёт благотворительной организации.

Константин и его супруга вздохнули облегчённо, благодарили адвоката, сказав, что они верили в его профессионализм и в свою судьбу. Уголовное дело в отношении супруги Константина ещё не закрыто, но для его закрытия у нас имеется достаточно аргументов и доказательств.

Эта история напоминает детскую сказку про двух баранов, которые ранним утром повстречались на горной тропинке. Отличие в том, что, благодаря грамотным действиям адвоката, наша история  не закончилась так плачевно, как в сказке.

Все права защищены. При копировании и републикации статьи ссылка на первоисточник обязательна.


1

2

3

4
1

5+

Оценки пользователей портала (1 Человек):

Комментарий (0 Отзывы)

facelist doodle Граффити

Вы должны авторизироваться, чтобы оставлять комментарии Войти | РЕГИСТРАЦИЯ

Реклама|Теги|Карта XML|Карта форума|Архив|Обратная связь|

GMT+2, 3.12.2016 13:38


© 2010-2016 MeinLand.ru



Вернуться к началу