РЕГИСТРАЦИЯ Войти
Русская жизнь в Германии - MEINLAND.RU Перейти

Личный сайт пользователя olesan http://meinland.ru/?1866 [Избранное] [Копировать] [Закладки] [RSS]

Блог

ЦЕНА ЗА СПОКОЙСТВИЕ РЕБЁНКА (уголовное право Германии)

Просмотров: 308 | Создан: 5.5.2015 13:58 | Личные категории: Уголовное право Германии

Normal 0 false false false MicrosoftInternetExplorer4

Развод супружеской пары – это всегда потрясение не только для самих супругов.  В большей степени от разводов страдают дети. И не важно, сколько ребёнку лет. По мнению психологов, зачастую, у ребёнка появляется чувство вины за развод родителей, он начинает чувствовать свою ненужность и одиночество. А если у родителя, с которым ребёнок остался жить, появляется новый партнёр, ребёнок испытывает ревность, пытается найти защиту у второго родителя. О том, что из этого может получиться, мы и хотим рассказать в нашей очередной статье.

 

Дмитрий – так назовём основной персонаж нашей истории – приехал в Германию вместе с супругой и сыном из России. Через некоторое время супруги расторгли брак.  Сын остался проживать с матерью, а Дмитрий переехал в другую квартиру. Следует заметить, что после развода Дмитрий с супругой не общался вообще – они не встречались, не разговаривали по телефону. Что касается ребёнка – между отцом и сыном сохранились дружеские отношения – сын приезжал к отцу, они проводили вместе время, часто созванивались. Как-то сын пожаловался отцу, что у матери появился друг, который мальчику очень не нравится. И дело было совсем не в ревности – когда мужчина приходил к ним в дом, они с матерью выпивали, курили, громко разговаривали, чем мешали мальчику готовить уроки, а от табачного дыма у него часто болела голова. В связи с этим, у мальчика с матерью и её другом возникли конфликтные отношения.

В один из дней, который сын провёл с отцом, он вернулся домой и застал там друга своей матери. Они вместе с матерью весело проводили время за бутылкой. В квартире было сильно накурено, громко играла музыка. Мальчик сделал замечание матери и попросил прекратить курить в квартире и убавить звук. На что получил грубый совет не указывать матери и идти в свою комнату. Тогда мальчик  взял телефон и позвонил отцу в присутствии матери, попросив его приехать. Отец согласился, но выразил опасение, что мать может не пустить его  в квартиру. Тогда сын спросил у матери, может ли его отец приехать к ним. Мать громко ответила: «Да!». Дмитрий тоже услышал её ответ.

 Дмитрий приехал, позвонил в дверь, сын ему открыл. Отец видел, что мальчик очень возбуждён. Стараясь избежать дальнейшего конфликта, Дмитрий предложил сыну успокоиться и сразу прошёл на балкон, куда в это время вышел друг матери. После непродолжительного разговора мужчина оделся и ушёл.  Дмитрий ещё поговорил с сыном в его комнате и тоже отправился к себе домой.

 Через несколько дней после инцидента Дмитрий получил приглашение из полиции явиться для дачи показаний в качестве обвиняемого. Он обвинялся по нескольким статьям уголовного кодекса Германии: § 123 StGB – нарушение неприкосновенности жилища; § 185 StGB – нанесение оскорблений; § 223 StGB – нанесение телесных повреждений; § 240 StGB – принуждение к совершению определённых действий; § 241 StGB – угроза совершением преступления.

Очень озадаченный таким поворотом, Дмитрий обратился к адвокату. При встрече адвокат выслушал клиента и предложил ему более подробно рассказать о его посещении в тот день квартиры своей бывшей супруги. Дмитрий пояснил, что в тот момент, когда сын впустил его в квартиру, и он прошёл в комнату, в ней находились его бывшая жена и её мать, которая сидела на диване. Сын вошёл в комнату следом за ним. Дмитрий увидел, что на балконе стоит мужчина, и, предположив, что это и есть друг его бывшей жены,  вышел к нему на балкон, желая поговорить с ним. Но в это время на балкон вышли его сын и бывшая жена и стали  вмешиваться в их разговор. Тогда Дмитрий предложил мужчине пройти в ванную комнату, где им никто не помешает. Они прошли в ванную комнату, и Дмитрий предложил мужчине покинуть квартиру, а в дальнейшем строить свои отношения с его бывшей супругой таким образом, чтобы они не травмировали его сына. После разговора (несколько эмоционального) мужчина оделся и ушёл. Дмитрий ещё поговорил с сыном и тоже покинул квартиру. Он приезжал туда с целью уладить конфликт и вёл себя спокойно, не кричал, не угрожал, никого не бил и не толкал.

 Ситуация была непонятна, хотя и предсказуема. Для того, чтобы выяснить все нюансы, необходимо было ознакомиться с материалами дела. Адвокат направил в прокуратуру ходатайство о предоставлении актов. После их получения и ознакомления с ними, было установлено следующее. В полицию поступило заявление, подписанное бывшей супругой Дмитрия, её другом и её матерью, в котором они просили возбудить уголовное дело в отношении Дмитрия в связи с тем, что он, ворвавшись в квартиру, оскорблял их, угрожал  и причинил им телесные повреждения. В заявлении потерпевшие указывали, что Дмитрий, не имея никакого права входить в квартиру, вломился в неё против воли её хозяев. Вломившись, он прошёл в комнату, оттолкнул свою бывшую жену и двинулся к балкону, где в это время курил её гость. Выйдя на балкон, он закрыл дверь, а затем толкнул на гостя стол, стоявший на балконе, зажав мужчину в угол. Этого ему показалось мало, и он толкнул в сторону гостя пепельницу, которая стояла на столе, явно намереваясь его ударить. А затем подошёл к нему и несколько раз наступил ему на ногу. При этом он требовал от мужчины убраться из квартиры. Появление на балконе бывшей супруги Дмитрия и его сына предотвратили причинение гостю более тяжких телесных повреждений. Желая избежать дальнейшего конфликта, гость зашёл в комнату, однако Дмитрий последовал за ним и толкнул его. Споткнувшись, гость упал на диван. После этого Дмитрий схватил гостя и затолкал его в ванную комнату, зашёл сам и закрыл за собой дверь. Затем он очень тихо сказал гостю, что убьёт его. Но не сам -  он уже нашёл человека, который это сделает, и заплатил ему 5 тысяч евро. Бывшая супруга и её мать подтвердили, что они слышали эти угрозы.

 Как следовало из материалов дела, бывшая супруга и её друг обратились к адвокату, явно желая потребовать от Дмитрия возмещения причинённого морального ущерба. Кроме того, в материалах дела имелись показания всех троих свидетелей. Но эти показания  были оформлены не в форме протокола допроса каждого свидетеля, как это предусматривает процессуальный кодекс, а в форме одного протокола, подписанного всеми свидетелями (они же потерпевшие). В связи с этим было непонятно, кто из свидетелей и какие показания давал, кто что видел, кто и что говорил. Протокол допроса сына Дмитрия в материалах дела отсутствовал. Это были явные нарушения  проведения следствия по уголовному делу.

 Далее в материалах дела имелись записи, которые  противоречили тому, что было написано в заявлении, и было указано в показаниях свидетелей. Так,  в актах было указано, что дверь в квартиру Дмитрию открыл его сын. Далее свидетель – друг бывшей супруги – заявил, что Дмитрий нанёс ему оскорбление, когда все участники с балкона зашли в квартиру. Он ему сказал: «Что ты прячешься за спину женщины!».

 Адвокат направил в прокуратуру ходатайство о прекращении в отношении его клиента уголовного дела по основаниям, предусмотренным § 170 уголовно-процессуального кодекса Германии – отсутствие в действиях обвиняемого состава преступления, указав в своём обосновании на все противоречия, выявленные им в ходе изучения  материалов дела. В частности, он указал, что отсутствуют основания для предъявления обвинения в соответствии с § 123 УК Германии - нарушение неприкосновенности жилища, так как все свидетели подтвердили, что  нарушения не было. Также отсутствуют основания для предъявления обвинения в соответствии с § 185 УК Германии – оскорбление, так как факт нанесения оскорблений не доказан. Кроме того, уголовное дело в соответствии с данной статьёй может быть возбуждено только при наличии соответствующего заявления. Однако, в материалах дела такое заявление, поданное потерпевшим, отсутствует. Не может нашему клиенту вменяться и совершение преступления в соответствии с § 241 -  угроза совершения преступлением – по показаниям свидетеля, наш клиент говорил эти слова ему шёпотом в ванной комнате за закрытыми дверями. Следовательно, другие свидетели не могли слышать этих слов. Однако, они все подписались под этими показаниями, утверждая, что данный факт имел место. Адвокат указал на нарушение норм УПК при допросе свидетелей, на отсутствие протокола допроса сына обвиняемого, который, по сути, и явился «яблоком раздора».

 Здесь следует сделать небольшое отступление и пояснить читателю какое наказание предусматривает уголовный кодекс Германии за те преступления, совершение которых вменялось Дмитрию. И так, § 123 StGB - нарушение неприкосновенности жилища - предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок до 1 года или денежного штрафа; § 185 – оскорбление - предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок до 1 года или денежного штрафа (в случае, если оскорбление совершается действием - лишение свободы на срок до 2 лет или денежный штраф);  § 223 – нанесение телесных повреждений - предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок до 5 лет или денежного штрафа; § 240 – принуждение - наказание в виде лишения свободы на срок до 3 лет или денежного штрафа; § 241 – угроза -  наказание в виде лишения свободы на срок до 1 года или денежного штрафа. Как видите, дорогой читатель, довольно высокая цена за спокойствие собственного ребёнка.

 Но вернёмся к нашей истории. И так, адвокат ходатайствовал о прекращении уголовного дела в соответствии с § 170 УПК Германии, т.е. за отсутствием состава преступления. Однако, прокуратура не была настроена лояльно – рассмотрев ходатайство адвоката, она сообщила, что были проведены дополнительные следственные мероприятия, по результатам которых прокуратура  согласна исключить некоторые статьи и закрыть дело в отношении нашего клиента в соответствии с § 153а УПК Германии  – незначительность совершённого преступления - с уплатой штрафа в размере 300 евро в счёт благотворительной организации. В чём же разница между этими двумя статьями? Прекращение уголовного дела по основаниям, установленным  § 170  УПК Германии означает полную реабилитацию: нет статьи - нет вины. Прекращение уголовного дела по основаниям, установленным § 153а, означает, что обвиняемый виновен, но вина его незначительна. Это обстоятельство даёт возможность потерпевшим обратиться в суд в порядке гражданского судопроизводства с иском о возмещении морального вреда, причинённого преступлением, пусть и незначительным. Т.е. смысл бороться за полную реабилитацию был.

 Обсудив ситуацию с клиентом, адвокат ещё раз запросил материалы уголовного дела для ознакомления с «дополнительно проведёнными следственными мероприятиями» и выявил массу дополнительных противоречий в показаниях свидетелей, которые были опрошены дополнительно, теперь уже в отдельности. Их показания не совпадали во многом. Так, бывшая тёща при повторном допросе показала, что она почти ничего не видела и не слышала, ничего не могла сказать в отношении того, что происходило в ванной комнате. Бывшая супруга Дмитрия сообщила, что он её не толкал и вообще к ней не прикасался; она не видела и не могла подтвердить совершение насильственных действий со стороны нашего клиента по отношению к её другу в то время, когда они находились на балконе; она не слышала, о чём они говорили на балконе и в ванной комнате. Что же касается друга бывшей супруги Дмитрия, то он описывал произошедшие события в новых красках. Так, он сообщил, что Дмитрий не просто толкнул в его сторону пепельницу, а высыпал её содержимое на него; Дмитрий наносил ему оскорбления в присутствии других свидетелей, ругаясь матом; Дмитрий не только толкнул свою бывшую супругу, он хватал её за руки, чем причинял ей боль (сама бывшая супруга этого не подтвердила); разговор в ванной также имел более зловещую окраску. Кроме уже описанных противоречий адвокат обнаружил в материалах  дела множество других. И ещё одно – наконец-то был опрошен сын Дмитрия, который в своих показаниях полностью опровергал версию друга матери.

Адвокат направил в прокуратуру письмо, в котором указал на все выявленные им противоречия в показаниях свидетелей, а также отметил, что показания свидетеля – друга бывшей жены Дмитрия – явно указывают на его личную заинтересованность в признании нашего клиента виновным и получении денежной компенсации за, якобы, причинённый моральный вред. Такие показания явно вызывают недоверие.

На этот раз прокуратура полностью согласилась с доводами адвоката, и дело  в отношении нашего клиента было закрыто по основаниям, установленным § 170 УПК Германии – отсутствие в его действиях состава преступления.

Для сведения. § 153 уголовного кодекса Германии предусматривает наказание за дачу ложных показаний без присяги в виде лишения свободы сроком от 3 месяцев до 5 лет. Если же ложные показания даны под присягой перед судом или другим, компетентным для принятия присяги органом, § 154 УК Германии предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок от 6 месяцев до 5 лет.

Все права защищены. При копировании и републикации статьи ссылка на первоисточник обязательна.

st1\:*{behavior:url(#ieooui) } /* Style Definitions */ table.MsoNormalTable {mso-style-name:"Normale Tabelle"; mso-tstyle-rowband-size:0; mso-tstyle-colband-size:0; mso-style-noshow:yes; mso-style-parent:""; mso-padding-alt:0cm 5.4pt 0cm 5.4pt; mso-para-margin:0cm; mso-para-margin-bottom:.0001pt; mso-pagination:widow-orphan; font-size:10.0pt; font-family:"Times New Roman"; mso-ansi-language:#0400; mso-fareast-language:#0400; mso-bidi-language:#0400;}

1

2

3

4

5+

Комментарий (0 Отзывы)

facelist doodle Граффити

Вы должны авторизироваться, чтобы оставлять комментарии Войти | РЕГИСТРАЦИЯ

Реклама|Теги|Карта XML|Карта форума|Архив|Обратная связь|

GMT+2, 8.12.2016 00:15


© 2010-2016 MeinLand.ru



Вернуться к началу